Cheap flights Все о науке » Джеймс Кэмерон: «3D поможет нашему «Титанику» заново всплыть!»

Джеймс Кэмерон: «3D поможет нашему «Титанику» заново всплыть!»

Известный молодому поколению кинозрителей уже скорее по «Аватару», а не по «Титанику», Джеймс Кэмерон вновь привез в Россию свое любимое детище, получившее 11 «Оскаров». Фильм о гибели суперлайнера, вышедший в 1997-м, обрел вторую жизнь вформате 3D. Мэтр рассказал, почему новые технологии помогают острее сопереживать Джеку с Розой, и поделился своими впечатлениями от посещения Марианской впадины (он в нее опустился ровно за три дня до того, как встретиться с журналистами в Москве).

О ВОЗВРАЩЕНИИ «ТИТАНИКА»

- У меня появилась возможность дать фильму второе рождение. Для любого режиссера нет большего удовольствия, чем снова увидеть свой фильм в прокате. Да, люди продолжают смотреть «Титаник» на DVD, но кино — это совсем другое: ты садишься в темном помещении рядом с незнакомыми людьми и все внимание отдаешь картине. Когда ты смотришь фильм дома, тебя отвлекает возможность пойти сделать кофе или выпить пива, а в зале тебя от путешествия в другой мир не отвлекает ничего. И с помощью 3D мы вернули людей в кинотеатры.

Мы не добавили и не убрали ни одного кадра — только поработали над качеством картинки, кое-что подчистили. «Титаник» - уже классика, он занимает особое место в кинематографе и не теряет актуальности. Даже не осознавая этого, в 1997 году мы старались сделать фильм-долгожитель. Но для многих молодых зрителей это, безусловно, окажется совершенно новое кино. Оно будет интересно поколению, выросшему на «Сумерках», особенно девочкам. Так было и в 1997-м: на фильм ходили люди разного возраста — от 18 до 80 лет, но девушки были ключевой аудиторией.

Я перевыпустил «Титаник» не ради кассы. Сборы — это лишь показатель интереса зрителей к картине. Если фильм соберет 18 миллионов долларов и окупится, я уже буду рад.

ПРО 3D

- На перевод фильма в трехмерный формат мы потратили 18 миллионов долларов и 60 недель кропотливого труда. Ежедневно над этим процессом работали по 300 человек. Нужно было обрисовать форму каждого объекта на уровне пикселей вплоть до мельчайшего волоска. Сложность еще и в том, что специалисты по графике не знали, как все это выглядело в реальности, на съемках — могли только представлять. А я проводил по 3 — 5 часов каждую неделю, разглядывая кадр за кадром. И наслаждался процессом.

Как только люди изобрели фотографию, сразу возникла идея поставить рядом два фотоаппарата и создать стереоскопическую картинку — мы ведь видим мир двумя глазами, объемно. Конечно, это хочется внедрить в искусство. Экспериментировать с 3D в кино начали еще в сороковых, но по-настоящему 3D-съемки стали развиваться в последние 3 — 4 года.

Тут еще есть над чем работать — например, над яркостью картинки, которая в 3D теряется. Зритель не должен выбирать между объемом и сочной картинкой. Нужно увеличивать и число кадров, показываемых в секунду, чтобы улучшить качество изображения.

О ГЛУБИНЕ ЭМОЦИЙ

- Первые два часа в «Титанике» ничего особенного не происходит - люди ходят по кораблю, общаются, влюбляются. Только потом корабль натыкается на айсберг и начинается беготня. Но наш опыт показал, что 3D усиливает все — в том числе и накал эмоций; мелодраматические сцены стали гораздо выразительнее. В боевиках и так миллионы долларов потрачены на спецэффекты — они не нуждаются в 3D-технологиях для усиления зрелищности. Что действительно можно улучшить с помощью 3D, так это драму!

Стоит ли переводить обычные фильмы в новый формат? И да, и нет. Фильмы вроде «Парка юрского периода» и «Звездных войн», зрелищные и не теряющие популярность, конечно, стоит. Но новые фильмы лучше сразу снимать в 3D, если вы планируете потом показывать их в этом формате. Делать это на стадии постпродукции тяжело. Даже если есть деньги, нет времени, чтобы сделать это хорошо, нужны месяцы.

Кэмерон и две его тени — наглядная иллюстрация 3D.

О ПОСЛЕДОВАТЕЛЯХ

- Я рад, что своим «Аватаром» подтолкнул других режиссеров к тому, чтобы снимать в 3D. Конечно, бывают и провальные попытки, но появились и прекрасные образцы трехмерного кино. В любом случае мы оправдали саму технологию, и люди стали ее использовать. Я всегда рад помочь коллегам советом и, когда вижу, что хороший фильм был сделан с помощью хорошего новейшего оборудования, испытываю гордость за себя и за них.

Бывают режиссеры-дебютанты, которые ничего не знают и не стесняются задавать вопросы. И есть очень признанные мастера, которые тоже не боятся о чем-то спросить. В промежутке — режиссеры средней возрастной категории, которые считают себя самыми главными на площадке и не следуют ничьим советам. Например, Мартин Скорсезе — он потрясающе талантливый режиссер, но совершенно не стеснялся уточнять, как делать то или это. Мы с ним очень тесно сотрудничали, когда он работал над «Хранителем времени».

А вот Марк Уэбб, режиссер «Нового Человека-паука», решил не следовать моим советам в том, что касается 3D. И, если честно, мне не нравится то, что у него получилось!

О МАРИАНСКОЙ ВПАДИНЕ

- Мной двигали любопытство и стремление преодолевать трудности. Мне интересно исследовать новые территории. В том числе это и научный интерес. В колледже мне было непросто выбрать между наукой и искусством, но в итоге физика оказалась для меня слишком сложной. И не думайте, что я полез в Марианскую впадину за адреналином. Я отец пятерых детей и не могу рисковать своей жизнью, мне семью надо поднимать! Я все продумал, чтобы вернуться целым и невредимым. Кроме того, чисто «адреналиновое» приключение не поможет вам узнать мир или получить новый духовный опыт.

В 1995 году, когда я решил совершить погружение к «Титанику», это казалось практически невозможной задачей. Спуститься на такую глубину могли только несколько аппаратов. И мне помогли вы, русские, — ваш Институт океаналогии предоставил необходимую аппаратуру и научно-исследовательское судно «Академик Мстислав Келдыш». Я провел на нем несколько месяцев…

Это путешествие длилось около 8 часов, но только на разработку конструкции корабля Deepsea Challenger ушло 7 лет. А в феврале этого года, накануне первоначально намеченной даты старта, лидер экспедиции и мой большой друг Эндрю Уайт, отвечавший за подводную съемку, погиб, разбившись на вертолете. И нам пришлось отложить поездку и начать подготовку заново. Но я так горд, что смог создать эту технологию, и почувствовал такой прилив эмоций и энергии, когда все удалось! Все, что видел, я снимал в 3D.

Самым страшным этапом путешествия оказался, как ни странно, подъем на поверхность — он прошел быстрее и резче, чем ожидалось. Наверху разыгрался шторм, но меня выловили спасатели на вертолетах.

 

Джеймс Кэмерон вернулся со дна океана

О МИЗАНТРОПИИ

- Я езжу в эти экспедиции не потому, что я мизантроп и мне скучно с людьми. Но, полагаю, в этом веке у человечества будут большие проблемы, которые нужно решать сообща, — проблемы энергетических ресурсов, изменений климата. Если мы с ними не справимся, мы не выживем.

Речь идет в том числе и о спасении океана — мировые правительства не принимают достаточных мер. Но при этом я просто люблю исследования. И считаю, что вызовы, с которыми мы сталкиваемся в обществе, не могут отвлечь нас от исследований природы.

Смотрите фотогалерею: Кэмерон привез в Москву трехмерный «Титаник»

Добавьте свой отзыв, если вы хотите, чтобы рядом с вашим отзывом отображалась ваша аватарка, воспользуйтесь сервисом gravatar!